Доход от ярмарки: и слава, и деньги: Из прошлого местного самоуправления

То, что Ростов издавна славился своей ярмаркой — общеизвестно. То, что Ростовская ярмарка имела миллионные обороты, числясь среди крупнейших ярмарочных торжищ Российской империи — общее место. Как и то, что проведение ярмарки в Великий пост обусловлено было необходимостью для купеческого люда совместить торговые дела с паломничеством к Ростовским святыням. «Сборная ярмарка», «Сбор» - вот, так сказать, официального именование этого великопостного события в ростовской жизни.

Но уже во второй половине прошлого века местные торговые люди стали бить тревогу: снижаются обороты ярмарки, уменьшается ее значение в российской экономике, падают городские доходы от ярмарки.

Назывались многие причины этого явления. Среди объективных было и приличное времени совершенствование товарообмена, и (что особо отмечали) устройство железнодорожной сети, обеспечивавшей быстрое и регулярное перемещение товаров по России. Но были и причины субъективные: недостатки в организации ярмарки. Их устранение могло бы дать стабильный рост прихода денег в городскую казну.

Вопрос о падении доходности для города ярмарки поднимался на заседаниях ростовского городской думы практически с начала ее существования. со времени формирования думы по Городовому положению 1870 г. В одном из заседаний думы 1881 г. особо подчеркивалось: «хотя ростовская ярмарка не развивается, оставаясь более 10 лет в одном и том же положении, но и в этом положении занимает такие значительные размеры, при которых может доставлять городу гораздо более доходов, нежели сколько оных поступает в действительности…».

В течение первых десяти лет местная дума приняла ряд документов, которые на многие годы вперед обеспечили и жизнеспособность самой ярмарки, и стабильность городских доходов с нее. В частности, очень тщательно готовилось решение от 20 января 1882 года. Оно упорядочило деятельность ярмарочного комитета, утвердило новые таксы на сдачу помещений и мест для торговли, приняло правила устройства временных балаганов для торговли, для сдачи их с торгов в аренду.

Участники заседания — в большинстве своем купцы и мещане, занимавшиеся торговлей — принимали правила и таксы, заботясь и о том, чтобы «торговле стеснения не было», и о том, чтобы «публики» ничто не мешало путешествовать по ярмарочным рядам. А также о том, чтобы никто не смог уклониться от уплаты положенных правилами сборов — то есть о выгоде города.

И выгоду Ростов от ярмарки получал. Вплоть до революции ярмарка оставалась одним из значительных доходных пунктов в отчетах Ростовской городской управы. Сдача земли под застройку временными ярмарочными помещениями, отдача в аренду лавок в общественных зданиях, сборы за место для торговли — все это приносило городу деньги, позволяло год от года увеличивать субсидии и на здравоохранение, и на народное образование, на благоустройство, содержание богаделен…

А кроме того, поддержание жизнеспособности Ростовской ярмарки работало на престиж города. Ведь статус Ростова тогда, в общем-то был довольно незначителен: всего лишь уездный городишко. Но из общего ряда подобных Ростов выделяло его древнее прошлое, его святыни, его ярмарка. И раз в году к этой крапинке на карте России устремлялись по шоссейным и железным дорогам товары, съезжались люди. Раз в году население уездного городка на несколько недель многократно увеличивалось. С устройством в Ростове музея поездка сюда в ярмарочные дни стала весьма привлекательной не только для людей, занятых торговлей, но и для интересующихся историей России, ее культурой.

Даже в годы первой мировой войны ярмарка сохраняла свой размах и значение — и в торговле, и в увеселениях. Послереволюционная разруха прервала на некоторое время традицию — но уже с 1922 года делались попытки традицию возродить, вновь устраивались ярмарки в обычные для Ростова дни Великого поста. Попытки такие предпринимались вплоть до 30—40 годов. Правда, без свободы торговли ярмарка мельчала — и до 80-х годов нынешнего века дожила какая-то пародия на былой торг. Вспомним, как это нелепо выглядело: торговые предприятия, общепит по решению исполкома делали «запасы товаров» - и вываливали их к какому-либо празднику — 7 ноября, 8 марта… И отличительной чертой тех ярмарок было не изобилие товаров, торговцев, покупателей, а огромные очереди за всем, вплоть до пирожка и стакана чая…

Неудачной оказалась и попытка возродить славную традицию под именем «Ростовской пасхальной ярмарки». Может, потому и был ее конец бесславным, что инициатива возрождения торга шла откуда-то… сбоку, что ли, если не сверху. Ни умного торговца, ни избыточного предложения товара, пользующегося стабильным спросом, ни денежного покупателя не было. Лишь при наличии всего этого возможна ярмарочная торговля.

Кстати, такая торговля уже идет. По субботам в центр города сходятся, съезжаются продавцы и покупатели и из Ростова, и извне. Есть предложение, есть спрос, есть торг — идет торговля. Другое дело, что в конце 20 века ярмарочная торговля, вероятно, должна бы выглядеть несколько более цивилизованно.

Но это уж — в компетенции местного самоуправления. Сумели же думцы прошлого века, постоянно, вдумчиво, деловито контролируя организацию ярмарки, продлить ее жизнь. Сейчас делаются сходные попытки организовать базарную торговлю в Ростове. Но как много ошибок сумели бы избежать деятели местного самоуправления, если бы учитывали опыт своих предков.

Любовь Мельник. Опубликовано: «Ростовская старина», № 70, 26 июня 1997

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Кустарная промышленность села Великого в XIX в.

Гуменюк А.Г.,  Муравьев Н.В. Помещичье предпринимательство Первым крупным предприятием в Великосельской вотчине стала бумажная...